Генеральный директор банка «КИТ Финанс» Андрей Дегтярев сделает из «фабрики» «финансовое ателье»

26.01.2012

Банк «КИТ Финанс», на санацию которого было потрачено порядка 135 млрд руб., сворачивает розницу и закрывает больше половины убыточных региональных офисов. Банк сделает ставку на проектное финансирование и работу с состоятельными клиентами, в следующем году он намерен продать все непрофильные активы и досрочно рассчитаться по всем своим долгам. Позволит ли измененная стратегия банку возродиться, где он будет искать своих новых клиентов, на какую маржу рассчитывает, генеральный директор банка «КИТ Финанс» АНД ЕЙ ДЕГТЯ ЕВ рассказал корреспонденту БК daily МА ИНЕ МАКСИМОВОЙ.

— Вы пришли в банк два месяца назад, какие задачи стоят перед вами?

— Основных задач две.

Ускорение выхода банка из плана финансового оздоровления и окончательный расчет с нашими кредиторами в лице АСВ и ЖД — это первая задача. Вторая — развитие банка в соответствии с корректировками, внесенными в его долгосрочную стратегию. Ее обновленный вариант подразумевает развитие проектного финансирования, при этом особенный акцент сделан на инвестиционный спрос и создание технологии «финансового ателье». Но эти направления создаются не с нуля, а будут надстраиваться на существующий базис.

— Будет ли банк наращивать

капитал?

— Первая допэмиссия на сумму 2 млрд руб. прошла в июле, другая на аналогичную сумму планируется в начале следующего года. После проведения второй допэмиссии уставный капитал банка составит 7 млрд руб., прогнозный капитал в соответствии с положением Банка оссии — порядка 14 млрд руб.

— Насколько планирует увеличить долю НПФ «Благосостояние», который сейчас напрямую владеет 40% «КИТ Финанса»? Насколько снизится доля ЖД?

— После проведения допэмиссии в начале 2011 года НПФ «Благосостояние» будет напрямую владеть 57% банка, а доля ЖД снизится с 27 до 19%.

— Почему «КИТ Финанс» принял решение уйти из розницы?

— азвитие розничного бизнеса требует серьезных вложений, для того чтобы конкурировать с крупными игроками. А в ситуации, когда мы получили помощь государства и находимся в стадии финансового оздоровления, заниматься крупными инвестициями было бы некорректно. Более перспективным направлением мы считаем корпоративный банковский бизнес: он позволяет с меньшими затратами на сеть и персонал достигать более эффективных результатов. Наша ниша в корпоративном банковском бизнесе будет заключаться в том, чтобы подбирать для предприятия индивидуальные финансовые решения, ориентированные на его инвестиционные потребности.

— Откуда у вас уверенность, что новая стратегия будет оправданной?

— Я бы не стал называть это новой стратегий, просто мы внесли некоторые коррективы в старую. Банк с конца 2009 года развивается именно как корпоративный, и на этой ниве есть успехи: например, новый портфель кредитных продуктов с начала года вырос на 11 млрд руб. Но главное, мы видим, что сейчас на рынке накопился инвестиционный спрос: с 2008 года большая часть среднего бизнеса и даже крупные предприятия замораживали свои инвестпрограммы, не вкладывали средства в обновление фондов, в новые проекты. Мы считаем, что это будет прорывная ниша в следующие два года. И именно на ней мы будем концентрироваться, то есть помогать предприятиям находить финансовые решения, консультировать их и зарабатывать на этом повышенную маржу.

— А на какую маржу вы рассчитываете?

— Думаю, 5—6% годовых. За счет того, что мы подходим к каждому клиентскому запросу как к отдельной истории и разрабатываем для конкретной компании сложное финансовое решение. Мы уходим от «фабрики» и становимся «бутиком», или «финансовым ателье», у нас не будет стандартного продуктового ряда.

— Как вы планируете привлекать таких клиентов в условиях, когда на рынке ожидается борьба за каче­ственных заемщиков?

— На самом деле по инвестиционному кредитованию у заемщиков не такой большой выбор банков. В сегменте, где кредитная заявка составляет порядка 30—50 млн долл. на одного заемщика, не так много игроков, готовых предложить гибкие условия. Если говорить про крупные банки, то по таким суммам они, как правило, предлагают стандартные условия. Если заемщик по одному или нескольким из них не проходит, то они либо получают очень неудобные условия, либо вообще не проходят кредитный комитет. Найти своих новых клиентов мы планируем прежде всего в крупнейших региональных центрах.

— Кстати, что будет с региональной сетью банка?

— На совете директоров мы приняли решение сократить часть точек: из 22 региональных кредитно-кассовых офисов 15 мы закрываем, а оставшиеся девять будут концентрироваться в экономически интересных регионах: Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Казани, Уфе, остове-на-Дону и Сургуте.

— Основная причина сокращения региональной сети — это убытки?

— Мы просто пришли к выводу, что деятельность этих офисов в настоящее время нерентабельна. Но при этом основой этого решения был выбор регионов, который интересен нам с точки зрения развития. Мы закрывали точки, в которых мы не найдем необходимого количества клиентов.

— И все же какая доля отделений банка была убыточной?

— К сожалению, можно констатировать тот факт, что ни один из региональных офисов не принес нам прибыль. Общая сумма убытков региональной сети с начала года превысила 100 млн руб. Сделать оставшиеся региональные офисы прибыльными и заставить сеть заработать в новом формате — одна из наших ключевых задач.

— От каких розничных услуг банк отказывается?

— Мы не планируем заниматься розничным кредитованием и будем поднимать порог входа для клиентов. На сегодняшний день он составляет 30 тыс. руб. на депозит, и мы будем поднимать этот порог. Мы будем работать с более состоятельным сегментом людей.

— Не кажется ли вам достаточно рискованной ставка банка на развитие private banking, учитывая его подпорченную в кризис репутацию?

— Когда я представляю себя на месте потенциального клиента, то задаю себе вопрос: банк достиг операционной рентабельности, сократил издержки, успешно выполняет план финансового оздоровления — это хорошо или плохо? Наверное, все-таки хорошо. Тот негатив, который был в течение 2008 года, с лихвой перекроется в следующем году тем, что мы досрочно рассчитаемся по своим долгам, раньше 2014 года (уста­новленный срок санации банка. — БК daily). В ситуации, когда у нас есть акционеры в лице НПФ «Благосостояния» и ЖД, это хорошие перспективы для развития private banking.

— Кто в банке будет курировать это направление? Вы будете приглашать новую команду менеджеров?

— Да, безусловно, мы будем усиливать это направление. Есть ряд людей, с которыми мы ведем переговоры, но их имена не готов сейчас назвать.

— Какой сейчас у банка объем непрофильных активов?

— Порядка 15 млрд руб. плюс ипотечный портфель на 44 млрд руб. Если сложить все вместе, это как раз соответствует объему средств, которые мы должны АСВ и ЖД по программе нашей финансовой поддержки (АСВ — 40 млрд руб., ЖД — 20 млрд руб. — БК daily). Мы рассчитываем в следующем году продать все непрофильные активы и произвести все расчеты.

— А какой у банка портфель проблемных активов?

— Порядка 6 млрд руб., из которых более 80% — это как раз проблемные кредиты по ипотеке. Но это не безнадежная просрочка, мы ведем активную работу. Только в этом году мы вернули порядка 600 млн руб., то есть 10% просрочки. Мы оцениваем наш ипотечный портфель точно не с дисконтом, а как минимум по номиналу. У банка очень маленький процент по новому кредитному портфелю, который мы стали набирать с сентября 2009 года, просрочка практически нулевая.

— С какими крупными корпоративными клиентами вы работаете?

— Наши основные клиенты на настоящий момент — это «Илим Тимбер», «ЛенспецСМУ», «Пурнефть», лесной терминал «Фактор».

— Вы сказали, что планируете в следующем году рассчитаться по своим долгам, не дожидаясь 2014 года. С чем связано это решение?

— Мы проанализировали текущую ситуацию в банке, рыночную конъюнктуру и результаты хорошей работы команды банка и решили, что можем ускорить процедуру своего финансового оздоровления. Стоимость наших непрофильных активов выросла, и на сегодняшний день есть возможность их выгодно реализовать. Мы будем выходить с инициативой в АСВ и ЦБ о досрочном выходе из плана финансового оздоровления уже в следующем году.